Мамонт

Иллюстрация художницы Лины Степановой

 
Ольга Логачева
 
 Мамонты давно вымерли. Но для нас это положение не было аксиомой. Для нас мамонт реально существовал. Мы даже ходили его смотреть. А вернее, ездили на трамвае. Чтобы увидеть его, нужно было проехать полгорода, преодолеть длинный мост через Енисей и на набережной подняться на крыльцо музея, открыть тяжёлую дверь, потолкаться в тесной гардеробной, а затем оказаться в заветном зале.


Мамонт поражал наше воображение. Он казался нам загадочным великаном, непонятно каким образом появившимся здесь. Мы взирали на него снизу вверх, но не ощущали себя букашками. Наоборот, мы приобщались к чуду, мысленно переносясь вместе с мамонтом в далёкое прошлое… Снежная пустыня… Туман… Разноцветными красками вспыхивает северное сияние… Мороз лютый… А наш великан идёт себе по снегу и не боится мороза. Он напоминает слона, но гигантского, волосатого…


Разыгравшееся воображение рисовало одну картину за другой, но никогда не дорисовывало до конца. Нам не хотелось, чтобы этот белый красавец погибал. Наверно, поэтому в моих фантазиях не было первобытных охотников. И всё же как-то грустно становилось, когда из мира иллюзий я возвращалась к реальности и снова видела перед собой не белого великана, а всего лишь скелет мамонта…



… После уроков пятиклассники шумной ватагой вывалились из школы.
-Светка! – кто-то окликнул меня, когда я уже подбегала к калитке. Оглянувшись, я увидела своего одноклассника Володьку, белобрысого парнишку, с которым мы часто после школы катались на санках, играли в снежки или просто гуляли, болтая о чём-нибудь. Мечтая о будущем, мы представляли, какими будем через десять-двадцать лет. Иногда он пересказывал прочитанную и понравившуюся ему книгу.

Володька интересовался историей, и у него в запасе всегда имелась какая- нибудь быль или небыль о жизни первобытных людей. Глядя сейчас на него, я поняла, что он вычитал что-то интересное и ему хочется поделиться информацией.
-Светка, ты выйдешь? – спросил он.
-А что? – я изобразила безразличие.
-Покатаемся на санках…Ну… это… я кое-что придумал… Выходи в семь часов. Ладно?
-Ладно,- согласилась я.- Давай поспорим, что когда я выйду, ты меня не узнаешь… Даже если я рядом пройду!
-Узнаю! Спорим?
Я хихикнула:
-Ладно, посмотрим! Пока!


Я придумала это на ходу. Мне тоже захотелось удивить Володьку, а готовиться уже некогда было, поэтому такой розыгрыш как нельзя лучше подходил для экспромта. Дома я нашла старую куртку моего старшего брата, шапку-ушанку и валенки. Надев всё это, посмотрела в зеркало и осталась довольна: вечером в темноте меня ни за что не узнаешь!
 Я вышла из дома пораньше, прихватив санки. Во дворе стала кататься, разгоняясь и садясь в них на ходу. Володька выскочил из подъезда, подбежал к моему дому и остановился. А я прокатилась около него раз, второй, третий… Он не обращал на меня никакого внимания. Стало скучно, и я решила открыть карты:
-Привет!
-Он удивлённо взглянул на меня и произнёс:
-Тебя не узнать!
-Что и требовалось доказать!
-О! Стихи получились! А ты стихи сочиняешь?
-Да…нет…ну так…- застеснялась я.
-Расскажи стишок!
-Да потом как-нибудь…
-Когда?
-Да завтра, например!

 Тут Володька как будто вспомнил что-то и заговорил тихо-тихо, моргая большими голубыми глазами:
-Светк, давай завтра поедем смотреть мамонта… Хочешь?
-Конечно!
И он стал рассказывать историю мамонтёнка, который потерялся в снежной пустыне. Я заслушалась. Было поздно, но Володька всё говорил и говорил…
-Вовк, завтра по дороге в музей расскажешь, что было дальше?- прощаясь, спросила я.
-Ладно, только если ты свои стихи прочитаешь. Хорэ?
– Хорэ. Пока!


 Я вовремя пришла домой: мама собиралась идти искать меня. Я вдруг подумала, что завтра меня ни за что не отпустят в музей. Скажут, что это очень далеко и опасно: на дорогах такое движение, что детям нельзя одним так далеко ездить. Нет, лучше не отпрашиваться! Завтра воскресенье – просто пойду на улицу гулять…


 Ночью мне снились охотники, которые гонялись за Володькиным мамонтёнком. Проснувшись утром, я была счастлива, что это всего лишь сон. Может, в Володькином рассказе будет всё по-другому.


 Ровно в 10 часов мы с Володей шагали на трамвайную остановку, весело болтая о том о сём и ни о чём. Когда подъехали к мосту, он неожиданно предложил:
-Свет, давай сойдём здесь и по мосту пешочком! Енисей посмотрим!


 Енисей был скован льдом. Мы останавливались у перил, чтобы взглянуть вниз. Высота головокружительная! Река, покрытая льдом и снегом, напоминала снежную пустыню. Мы как будто попали в ледниковый период. Вот-вот появится мамонт…


  Когда преодолели половину пути, перед нами открылась такая панорама: набережная, речной вокзал и у самого моста – краеведческий музей.
-Слушай, ты обещал про мамонтёнка рассказать! – вспомнила я.
-Сначала – стихотворение! – хитро улыбнулся Володька.
-Нет, сначала про мамонтёнка!
-Стихотворение!
-Ладно, слушай,- махнула я рукой, чтобы прекратить спор.
Володька облокотился на перила моста и приготовился слушать. Я после непродолжительной паузы начала читать тихим голосом:

-У тебя глаза голубые,
 Словно ясное небо весной.
 То они у тебя озорные,
 То грустны и печальны порой…

Я замолчала. Он спросил:
-Дальше?
-Всё.
-Всё? А это о ком?
-Ни о ком, – я почему-то уже пожалела, что вообще согласилась читать стихи, и злилась ужасно.
-Я знаю, это обо мне!
-Да о тебе здесь вообще нет речи! – упрямилась я.- Знаешь что? Я прочитала стихи?
-Да.
-Я выполнила своё обещание, а теперь твоя очередь.


 Обиженный Володька нехотя продолжил рассказ о мамонтёнке. Я слушала, и его настроение передалось мне. К тому же в рассказе появились нелюбимые мной герои – охотники на мамонтов. У меня возникло подозрение, что Володька нарочно ввёл их в повествование, чтобы меня позлить. И я перестала слушать.

-Ты слушаешь? – заглядывая мне в лицо, спросил Вовка.
-Да мы уже почти пришли – некогда слушать…
-Света, тебе не понравилась история?
-А чем она может понравиться? Охотники, убийство, кровь… Что хорошего?
-Ну а ты как хотела? Первобытным людям надо было чем-то питаться?
-Может, и надо. Но совсем не обязательно об этом рассказывать мне.
-Ты что боишься?
-Боюсь. Боюсь, что все мамонты вымрут…
-Ну а зачем тогда скелет идёшь смотреть?
-Я не скелет иду смотреть, а мамонта! Ты ничего не понимаешь!
-Это ты не понимаешь! – обиделся Володька и замолчал надолго.


 Тем временем мы спустились по каменной лестнице с моста на набережную, подошли к дверям музея и остолбенели, увидев табличку: « Музей закрыт по техническим причинам».


 Мы постояли, не зная, как быть, что делать. Как-то всё стало скучным, неинтересным. Говорить не хотелось. Не глядя друг на друга, отправились на трамвайную остановку.
-Наверно, скелет из музея сбежал,- угрюмо пошутил Вовка, и эта шутка только добавила враждебности в наши отношения. До самого дома никто из нас не проронил ни слова. Расстались тоже молча.

 С тех пор я не была в этом музее. Белый великан так и остался для меня загадкой. Он не утратил своего обаяния как воспоминание о детстве. Но сказка осталась там, в зале, за закрытыми дверями музея. А в реальности я поняла: МАМОНТЫ вымерли…